Наташа Цуран: «Я создаю одежду для тех, кто в теме»

Команда Ателье модной мысли Salon375 спешит поделиться результатами встречи с потрясающим творческим человеком, белорусским дизайнером — Наташей Цуран, создателем бренда TSU RAN. Наталья создает свои коллекции с 2008 года, за это время успела стать лауреатом и победителем многих конкурсов: «Мельница моды» (Минск), «Art-session» (Витебск), «Перспектива» (Москва), «DzikaVata» (Минск), «Fashion Night out» (Минск) и т.д. Участвовала в показах в Европейских странах: Австрии, Германии, Бельгии, Чехии.

Расскажите, пожалуйста, сколько лет вашей марке и как вообще все начиналось?

Если начать с самого начала, то я окончила Витебский государственный технический университет. Но то, что я стала дизайнером одежды, — поворот судьбы. До поступления я об этом не подозревала. Да, я много и хорошо рисовала. Даже говорили, что у меня талант художника. Может быть, поэтому изначально я и собиралась идти на дизайн интерьера: я пришла в университет, зашла на кафедру дизайна интерьера, преподаватель показал мне шестеренку, склеенную из бумаги и сказал, что вот этим они здесь и занимаются. Я вышла под впечатлением и написала заявления на дизайн одежды.

По прошествии времени я, естественно, не жалею, что так сложилось.

Вас наверняка спрашивают о вашем учителе — Людмиле Таракановой. Хотелось бы услышать ваше мнение о работах Таракановой.

Людмила Владимировна, несомненно, выдающийся человек и дизайнер. Я ей бесконечно благодарна за все то, что она сделала для меня как преподаватель. Если же говорить о ее работах, то для меня они всегда очень романтичные, с одной стороны, с другой – сложные, но носибельные и понятные. Ее характер – это ее работы. Как человек она очень интересная, отзывчивая. Она всегда нас поддерживала. Любые безумные проекты – она никогда не была против.

Но из всех учеников Людмилы Таракановой только два дизайнера стали успешными и популярными: вы и Кучеренко. Почему так получилось?

Не знаю. Многие очень хорошие работы делали. Наверное, все-таки много тех, кто уехал. Возможно, в будущем они еще проявят себя.

Когда вы решили, что готовы к самостоятельному творчеству?

Когда работаешь на белорусском предприятии, то тебя рано или поздно начинает одолевать дикая тоска и депрессия: все сводится к схеме «дом — работа». Но творческие порывы остаются, живут где-то в глубине. Хотелось как-то их реализовать. На работе не давали это делать, мои идеи постоянно отвергались. Фирма была небольшая, поэтому все сводилось к выбору директора, который основывался на её не всегда объективном личном вкусе.

Что может стать импульсом для создания коллекции?

Все что угодно. Мне постоянно нужны новые свежие эмоции. В какой-то степени я эмоциональный наркоман. То, что окружает меня: люди, впечатления, истории, переживания, — все это может стать элементом концепции будущих коллекций.

Смотрите ли вы показы других дизайнеров? Читаете ли глянцевые журналы?

Да, меня это заряжает рабочим позитивом. Но это и засоряет сознание одновременно: тяжело от этого потом отстраниться и создать что-то новое, свое.  Один дизайнер, например, придумал силуэт, и он уже в тренде, а мне очень нравится его решение, которое мне бы очень хотелось интерпретировать по-своему. Приходится находить компромисс с собой.

Многих белорусских дизайнеров обвиняют в плагиате. Как вы к этому относитесь?

У нас люди делятся на две категории: те, кто ничего не понимает и говорит, что все плохо, и те, кто что-то понимает, и видят просвет. Бывает, идея пришла в голову, ты ее реализовал, а потом это становится трендом. И вот очень сложно порой бывает понять, был ли это плагиат или простое совпадение.

С кем из белорусских дизайнеров вы поддерживаете отношения и считаете талантом?

Да простят меня те, кого я сейчас не упомяну, но, например, LSD by Daria Luchenkova. Мы с ней давно общаемся. Она и стилист, и дизайнер.В начале моей творческой карьеры Даша помогала мне в качестве стилиста: мы комбинировали первую коллекцию. Вырисовались очень интересные образы, мы обе получали от этого большое удовольствие. В принципе, общаться и дружить в нашей сфере полезно.

Кого из белорусских дизайнеров вы бы сами покупали?

Я бы одевала мужа в Tarakanova – это 100%. Мне нравятся многие изделия: сорочки, брюки. У меня был интересный опыт для журнала Icon: я снималась в образе от Кучеренко. Было тяжело стать моделью, но влиться в образ – это было безумно интересно!

Вы участвуете в Белорусской неделе моды, в фэшн-маркетах?

Да, конечно! Очень интересно пообщаться с людьми и потенциальными покупателями. Рассказывать про свои изделия, из чего они сделаны, сколько времени ушло на пошив и т.д. В этом сезоне я буду участвовать на MSK Fashion Week. Это новый опыт, хотя и о BFW у меня осталось немало приятных воспоминаний.

А после показов какие ощущения?

Во время показа я еле стою на ногах. Если аплодируют какому-то луку – это здорово. Но у нас не принято аплодировать. Хотя я слышала, что на первых показах люди вставали и рассматривали луки. Вообще, самые лучшие отзывы – это когда люди не скучают, всматриваются, изучают.

Когда все заканчивается – это неимоверное облегчение и бесконечное счастье. Ты знаешь, какая огромная работа была проделана перед тем, как модели вышли на подиум, знаешь, как тебе это далось, сколько эскизов было нарисовано, как выбирались ткани.

Назовите, пожалуйста, основные принципы вашей одежды.

Моя особенность – это сочетание фактур и интересных силуэтов. В последней коллекции были платья, в которых простой крой сочетается с оригинальной конструкцией плеч. Я люблю комбинировать ткани и за счет этого делать вещь интересной. Всегда советовалась со своими близкими, когда что-то начинала делать, но только после третьей коллекции начала прислушиваться к этим советам.

Что такое, по вашему мнению, белорусская мода? Есть ли она и какая она?

Есть два лагеря – лагерь белорусских производителей, легкая промышленность, которая ориентируется на всех и, соответственно, отшивается массовка для определенного слоя населения.

Второй лагерь, который только начинает развиваться, – белорусский фэшн. Но, к сожалению, эта индустрия очень сильно зависит от развития других отраслей экономики, соответственно, у нас нет пока понятия фэшн в таком виде, в котором оно существует на Западе.

Камнем преткновения всегда были деньги. Только после вливания инвестиций начинается какое-то движение. У нас нет инвесторов. Их сложно привлекать, потому что мода – это вопрос вкусовых предпочтений. Кому-то нравится одно, а кому-то — абсолютно другое. А дизайнеры не готовы подстраивать свои творческие идеи под инвесторов. Современный мир моды – это маркетинг!

Какие у вас планы на ближайшие три года?

Мне бы хотелось открыть мастерскую, укрепить свои позиции на рынке, открыть монобрендовый шоу-рум, но все будет зависеть от того, как будут идти успехи. Белорусский потребитель делится на несколько категории: есть те, кто никогда не поймет моих творений, и те, кто будут одеваться у меня все время. Последние сами меня находят.

Какой вы видите свою клиентку?

Это современная уверенная в себе девушка, которая хочет выделиться. Не хочет быть серой, такой, как все, не хочет встретить копию. Она будет выделяться, будет сексуальной, интеллектуальной и заметной, уверенной и красивой. Эти клиентки будут меня поддерживать и покупать. Я создаю одежду для тех, кто в теме.

Хотели бы вы продаваться в ЦУМе, ГУМе?

Там слишком много людей. Я видела, в каком состоянии там висят вещи: все сгружено на одну вешалку, что-то разглядеть в этом всем просто нереально. Мне страшно от того, во что мои вещи могут там превратиться. Ведь никто не будет присматривать за ними, развешивать, поправлять. Пока я не готова бросать вещи на растерзание толпе.

Расскажите о семье. Как она участвуют в вашей деятельности?

Когда мы с мужем познакомились, я ему сразу сказала, что искусство у меня на первом месте, а любовь на втором и так будет всегда. Но он продолжал ухаживать за мной, встречать вечерами. В итоге, все сложилось так, что мы уже восемь лет знакомы, из них женаты почти четыре года. Все это время он был самым близким человеком: поддерживал меня, хотя сначала не понимал моих увлечений. Что касается родителей, то они мной гордятся. Первое время, когда я была студенткой, мама не понимала моего творчества, но потом даже помогала по ночам шить. Папа всегда всем рассказывает о моих успехах – он очень гордится этим. Все-таки верно говорят, что бы ни случилось, семья всегда поддержит.


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »