Ира Киперман: «Мои коллекции рождаются, когда мне завтра нечего надеть»

Salon375 пообщался с молодым дизайнером бренда Dvarim из далекого Тель-Авива Ирой Киперман и выяснил, какая вещь из ее магазина стала бестселлером и почему Facebook — недостаточно эффективный способ продвижения.

Текст: команда Ателье модной мысли Salon375
Фото: Даша Геллер, Алексей Кудрик

— Расскажите немного о себе: где вы выросли, кто Вас окружал, каким было ваше детство?
— Я родилась и выросла в Москве. Мое детство было довольно обычным — детский сад, школа, двор, каникулы у бабушки, лето на даче, друзья, казаки-разбойники… Потом появились занятия в художественной школе, курсы кройки и шитья, а позже я увлеклась футболом и опомнилась только тогда, когда поняла, что портфолио для поступления в текстильный университет у меня нет. Поэтому я поступила в Московский государственный институт стали и сплавов (Технологический университет), на гуманитарный факультет.

— Мечтали о профессии дизайнера?
— Я шила, сколько себя помню. Куклам, себе, подругам. Я, честно говоря, даже и не помню момента, когда бы я хотела быть кем-то, кроме дизайнера одежды. Правда, тогда говорили — модельер. Наверное, фильм «Просто Мария» меня так впечатлил. Но, как я уже говорила, на какое-то время меня поглотил футбол. Во время обучения в университете я несколько лет работала в рекламных агентствах. И мне это тоже очень нравилось, и опыт, который я там получила, помог, когда пришло время Dvarim.

IMG_2731W копия

IMG_2837W

IMG_2918W

— Был ли дизайн хобби, либо вы с самого планировали запустить свой бренд?
О бренде речь зашла всего 5 лет назад, до тех пор я так широко не мыслила. Просто шила. Не было у меня тогда таких глобальных вопросов, как «монетизация»  моего хобби  или как запустить собственный бренд.

— А откуда имя марки?
— Dvarim переводится как «вещи», но в довольно широком смысле. Также Dvarim — это Пятая книга Торы. Еще один перевод — «слова/речь». Мне пришло в голову слово, я стала проверять, что оно значит, и поняла, что название это мне подходит. Вещи, Слова, речь Моисея — есть в этом что-то, определенно.

— Как все начиналось? Что было особенно сложным, а что сейчас вы вспоминаете с улыбкой?
— Началось все, по сути, давно, если началом считать хобби, но проходило разные этапы, и, лишь когда я переехала в Израиль, сформировалось окончательно. Во-первых, появилось название, во-вторых, сложился общий стиль. И тогда мне повезло встретить мою подругу, Таню Либерман. Она объяснила мне, как «работают» многие вещи, сама носила мои платья. Ее спрашивали: «Откуда?» — и она писала, давала ссылки на меня.
Сложно было начать продавать. Для этого нужно было открываться для общения с людьми. Вести блог, инстаграм. Меня до сих пор смущает публичность, и я не знаю, куда себя деть, если вдруг кто-то подходит ко мне и спрашивает: « А ты Ира Киперман?» Хорошо, что это редко случается.
Также, сложно было донести до потенциального покупателя, что я не швея. То есть, что я в первую очередь дизайнер, который умеет шить, а не швея, и меня нельзя попросить сшить платье «как у Кэмерон Диаз на премии Оскар» по фотографии только потому, что кто-то сказал, что Ира шьет по-индивидуальным меркам. И много времени ушло на то, чтобы покупатели привыкли к тому, как построен процесс. Да, они могут выбрать ткань, длину, указать свои мерки, попросить сделать юбку платья менее пышной, но все это только в рамках моих коллекций.
С улыбкой я сейчас вспоминаю первую критику и мою реакцию на нее. Эта работа научила меня слушать себя и продолжать делать то, что делаешь. Всегда будет так: то, что ты делаешь, кому-то не понравится… и столько же будет тех, кому мое творчество будет импонировать.

dvarim-no-flow-1082-copy

dvarim-no-flow-1135-copy

IMG_0195-copy

— Как вы организовываете свое дело? Много ли у вас работников, как распределена ответственность?
— Сначала я все делала сама. Покупала ткани, кроила, шила, гладила, упаковывала, отправляла. Позже заказов значительно прибавилось, сын подрастал, и самой уже невозможно было все успевать в сроки. По стечению обстоятельств (мы жили в одном подъезде) я познакомилась с Леной, которая оказалась швей. Мы просто разговорились, пока ждали, что кто-то придет и починит лифт. Спустя 4 года моя подруга порекомендовала мне еще одну женщину, с которой она работала, Галину. Теперь я работаю с ними обеими. В остальном все так же делаю сама. Есть вещи, которые я бы хотела кому-то делегировать, но, когда об этом думаю, ловлю себя на мысли, что пока делаю почти все сама, это — мой бренд, моя ответственность, мои идеи и реализация, и я имею к этому самое прямое отношение. Я бы хотела и в будущем сохранить за собой большую часть работы. Меня вряд ли устроит, что кто-то делает все за меня, под моим именем.
Кроме того, творческий союз сложился и с моими друзьями, с которыми мне, честное слово, безумно повезло — Дашей и Лешей. Они фотографы, Даша также и видеограф. Ребята снимают по всему миру. Без их помощи не было бы таких замечательных фотографий и видео.

— Как себя продвигаете?
— Через Instagram, конечно. Хотя я до сих пор думаю, что, если бы не моя работа, мой профиль не был бы открытым. Да, мне кто-то предлагал вести два Instagram-a — личный и публичный, но эта двойная жизнь для меня сложнее. Потому веду его, не углубляясь в слишком личное: такой lifestyle c рабочими особенностями.
Facebook тоже один из способов продвижения, но он менее эффективен, как оказалось. Главное, конечно, WOM-эффект (word of mouth advertising — из уст в уста). Когда девочки рассказывают подругам, какое платье по своим меркам себе заказали, или видят платья у своих подруг и заказывают себе. Вот такой эффект для меня самый ценный.

IMG_9701-copy

IMG_9881-copy

— Какая вещь из вашего магазина самая любимая? А какая стала бестселлером?
— Я люблю все! И все сама ношу. Изначально коллекции рождаются, потому что мне «завтра нечего надеть». Самое любимое среди покупательниц — это платья в цветочек, конечно. Их чаще всего заказывают, модель можно выбрать, а вариантов ткани — около 70. Исходя же из статистики продаж бестселлерами были платья с длинным рукавом и цветами, платье с открытыми плечами, платье-миди с V-вырезом, голубое платье, с рукавами «летучая мышь», ментоловая юбка, платье с цветами на синем фоне, тельняшки с цветными манжетами, льняные брюки, свитшоты с цветами и городами, и вот сейчас хит продаж — сиреневая двухслойная юбка.

— Как вы планируется развиваться? Что для вас служит примером? Чего стремитесь достичь?
— В ближайшие несколько лет я планирую открыть мастерскую — шоу-рум. Сейчас в процессе подготовки новый сайт, на нескольких языках. Хочу выйти на другие рынки. Планов достичь чего-то конкретного у меня нет. Меня увлекает процесс и решения, которые с ним приходят. Если открытие мастерской похоже на достижение, то пусть это будет оно.

IMG_1075-kopiya

IMG_5899

IMG_7291 копия
— Как вам удается совмещать работу и семью?
— Я воспитываю сына Эрика. Ему почти 3 года. С совмещением у меня никогда проблем не было, зато были проблемы со сном — его было катастрофически мало, потому что я привыкла поздно ложиться и поздно вставать. С появлением Эрика ложиться раньше я не стала, а вставать, конечно же, пришлось. Сейчас организм, кажется, привык к такому ритму. Стараюсь делать все дела, пока сын в садике, и вечером, когда он уже спит. На самом деле, получается, что мы с ним проводим вместе не так много времени. Час-полтора утром, пять часов после садика и выходные, безусловно. Если подумать об этой сумме часов, становится понятно, почему я так скучаю по нему каждый день. Ходим на море, встречаемся с друзьями, завтракаем, рисуем, танцуем, время от времени делаем то, что, как я думаю, интересно только ему. Каждые 3-4 месяца стараемся куда-то летать, чаще всего к бабушкам, дедушкам, сестрам в Москву.

 


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »