О модельном бизнесе с Натальей Макей

Изучая модную индустрию нашей страны, было бы неправильно не обратить внимания на тот аспект, без которого сложно представить себе современный фэшн — модельный бизнес. В Беларуси он имеет свою достаточно интересную историю. Мы решили познакомиться с основательницей школы моделинга Натальей Макей, чтобы узнать, как этот бизнес развивается в Беларуси. Не перестаем удивляться и искренне восхищаться тому, что в нашей моде работают люди чрезвычайно увлеченные, относящиеся с душевным теплом к своему делу.

Антон: Первый вопрос абсолютно банальный: как все начиналось?

Наталья: Будучи студенткой политехнической Академии, на 5-ом курсе заимела «несерьезное» хобби – ходить по подиуму и участвовать в рекламных съемках. Как-то лихо все это развилось и стало делом всей моей жизни. Имеешь хорошее дефиле, организаторские способности — и вот ты уже преподаватель дефиле. Немножко хореографической подготовки (13 лет) и понимания законов сцены — и ты уже режиссер-постановщик шоу и показов мод. Имеешь желание цивилизованно работать, добавь начальный капитал (кстати, заработанный моделью) — и ты уже владелица собственной компании «Школа моделинга Натальи Макей». А там ты — учредитель, бухгалтер, секретарь, преподаватель, режиссер, психолог, юрист, дипломат, маркетолог — мастер на все руки. Работай на себя, но и неси ответственность сама.

Антон: Ваши модели принимают участие как в дефиле, так и в рекламных кампаниях.

Наталья: Модельное агентство работает по всем направлениям: высокие и с хорошей фигурой — подиумные модели. Низенькие, но с идеальным лицом и улыбкой прекрасно подходят для рекламы. Полненькие — для съемок марок масс-маркета. Харизматичные и артистичные – для съемок в рекламе и фильмах. Кукольные красавицы — для конкурсов красоты. С пышными формами – для съемок белья. Белорусский модный рынок требует разные лица и типажи. Каждый раз мы пытаемся подстраиваться под тенденции, запросы от заказчиков, и наша база все растет и растет.

Антон: В чем специфика моделинга в Беларуси как бизнес-направления?

Наталья: Сейчас этот бизнес начал носить более стихийный характер. Это связано с развитием интернета. Соцсети пестрят количеством модельных агентств и обучающих школ. Я даже не уверена, есть ли у этих «Домов высокой моды» стол и стул, не говоря уже об офисе. Какую ответственность они могут нести перед заказчиком за качество оказанных услуг, а также ответственность за моделей? Или одним нажатием кнопки можно удалить всю информацию о своей компании, как будто ничего и не было? А фотоотчеты с модных дефиле часто напоминают костюмированные вечеринки «подружек».

Антон: Если сейчас столько появилось странных организаций, как выбрать то агентство, которое сделало бы качественно свою работу?

Наталья: Я могу ответить только за себя: есть организации, с которыми мы работаем еще с начала моей модельной карьеры. Они знают, какой я человек, насколько я требовательна, какое качество их ожидает на выходе. Новые партнеры оценивают по отзывам и моему яростному желанию вникнуть в суть поставленной задачи на переговорах. Нерешаемых задач не бывает.

Антон: На кастингах мы встречаем моделей, не имеющих отношение к агентствам.

Наталья: Вопрос только в том, где она могла стать моделью? Закончила ли она модельную школу? И почему агентство не предложило ей дальнейшее продвижение? Должна быть причина. Или «модель»-самоучка? Последнее очень заметно. Вы бываете на показах, вам нравятся все модели?

Татьяна и Антон: Обычно нет.

Наталья: Когда работает одно агентство, все модели будут готовы практически на одном уровне. Если речь идет о сборной солянке, то есть вероятность увидеть на показе «профессионала», который узнал о кастинге из интернета. Белорусским девушкам природой даны хорошая фигура и прекрасные черты лица, но не все умеют этими дарами рационально пользоваться: могут неправильным питанием или безвкусной одеждой, макияжем все испортить. Наша задача — выявить, подчеркнуть достоинства, вселить уверенность, развить пластику, научить поддерживать красоту и дать специфические знания в области моделинга. И только тогда красивая девушка может стать моделью.

Антон: У меня всегда было мнение, что любой девушке фотограф сделает глаза, нос, брови в Photoshop, и модель готова.

Наталья: На кастингах за границей заказчик порой не смотрит на модель, его волнует портфолио, а особенно снимки топовых фотографов. У нас, конечно, смотрят на фото, однако живой образ модели гораздо важнее, т.к. не все белорусские модели имеют желание и возможность делать качественное портфолио и, что немаловажно, его периодически пополнять. Поэтому наши заказчики входят в положение и стараются включать воображение. Я фотографа, искусно владеющего техникой Photoshop, могу назвать мастером высокого уровня. Встречаются очень интересно и качественно обработанные кадры, и это не обязательно будут правленые носы и губы. Мы же все признаем компьютерную графику для ТВ, тогда назовем Photoshop – это компьютерная графика для фото.

Татьяна: Если Ваше мнение кардинально отличается от мнения заказчика, Вы озвучиваете ему свою позицию?

Наталья: С кем работаем уже много лет, те доверяют моему вкусу, многим из них даже кастинг не нужен. Формируется рабочий состав моделей, и полным ходом начинается подготовка, но это при условии что я, выступая как агент-психолог, не ошибалась ранее. С новыми заказчиками дело обстоит по-другому. Были случаи, когда совершенно не веришь в их выбор, но получается классный образ. Для меня это повод пополнить знания и принять новые тенденции.

Антон: Ваши модели постоянно участвуют в показах иностранных брендов, что касается отечественных fashion week, я такой информации не нашел.

Наталья: Мы единственное агентство, которое поддержало Белорусскую неделю моды (и MSK тоже) в первый сезон даже при мизерной оплате труда модели. Мы работали на то, чтобы модные начинания в Беларуси могли осуществиться. Вообще говоря, я любитель всего нового и масштабного. Хорошо, что эти мероприятия стали носить постоянный характер. Мы приучаемся быть модными ежесезонно, как в мировых столицах моды. И наряды можно присмотреть и купить прямо с подиума.

Татьяна: Мы общаемся с более или менее успешными моделями и часто слышим мнение, что в Беларуси ловить нечего. Почему так? Правы ли они, когда говорят о необходимости отправиться работать во Францию, Италию, Японию, США?

Наталья: Разделим моделей на две группы: успешные и перспективные. Те страны, которые Вы назвали, работают с перспективными подиумными моделями, начиная с 14-ти лет, но они никак не могли стать успешными у нас в этом возрасте. Мировые недели моды для нас показатель успешности модели, потому что их демонстрируют на экранах Fashion TV. На Недели моды слетаются манекенщицы из разных стран, но если присмотреться, то мелькают одни и те же лица. Мы рады: раз, и одна звездочка зажглась (прекрасно, если белорусская), в следующем сезоне — еще одна. Какая-то погасла. Круговорот. И не факт, что она, мелькнув с экрана телевизора, еще что-то заработала. Это конкурентная борьба среди красивейших женщин мира и, поверьте, дело не только в самой модели: за ней скрывается огромный айсберг — хорошая подготовка материнского агентства, правильно подобранное мировое агентство и агент, который будет лично представлять модель для лучших Домов моды. Все это немного напоминает отношения в хоккейных клубах. Мальчики стремятся в НХЛовские клубы, а модели — в NEXT Model Management, Ford Models, к примеру.

Успешных моделей на белорусском рынке не так и много, но они есть. Все они хотят работать фрилансерами, без участия агентства. Конечно, какие-то работы можно получить по личному звонку от заказчика, но в большинстве своем заказчику проще позвонить в модельное агентство, отсмотреть базу и выбрать нужную модель. Еще раскрою секрет: за несколько лет на белорусском рынке накопилось столько рекламных кампаний с участием одних и тех же (1-2) успешных моделей, что заказчики стали запрашивать «новые» лица. И мы ищем и готовы предложить разные типажи. Это наша работа.

А успешным, но недовольным перспективами белорусской моды моделям можно только пожелать удачи на мировых подиумах. Но пока я не встречала ни одну модель, которая приехала в Париж или Нью-Йорк самостоятельно и добилась карьерного роста на надлежащем уровне. Так что я вижу перспективы только при условии работы в агентстве, которое найдет правильную нишу именно для Вас и еще обеспечит гарантию оплаты, а также безопасность. Кстати, во всем мире самая престижная работа считается на Неделях моды, а у нас – это работа для начинающих. Что-то в этом есть противоестественное. Успешные модели, поддержите белорусскую моду и покажите высший модельный пилотаж!

На белорусском модном рынке 15-тилетние модели задействованы мало, т.к. для демонстрации коллекций предприятий, бутиков нужны сформировавшиеся фигуры, женственность и элегантность, чтобы быть убедительной перед покупателем. Эту закономерность диктует заказчик, и он определяет моду. Профессиональные модели от 25 лет у нас пользуются огромной популярностью и, поверьте, зарабатывает прекрасно.

Татьяна: Значит, постулат: «Жизнь модели после 22 лет заканчивается» не верен?

Наталья: В Беларуси – нет. За границей также. Мода не заканчивается сезонными неделями моды, показываемыми по fashion-каналам. Существуют шоу-румы, невероятное количество съемок каталогов, лукбуков и т.д. Для всего этого тоже нужны модели, причем разные по возрасту, комплекции.

Антон: И как же лучше поступить и не упустить свой шанс?

Наталья: Агентство должно провести менеджмент лично для Вас. Модельная карьера настолько индивидуальна, насколько нет одинаковых лиц. Рынки для подиумной модели тоже разные: азиатский, европейский, американский и т.д. Зависит от типажа и возраста. Многие рассматривают модельный бизнес как приработок во время учебы. Для нашей страны это самый правильный путь. Многие модели имеют возможность на заработанные деньги вести самостоятельную жизнь: оплачивать учебу, снимать жилье, не быть зависимыми от родительского кошелька.

Татьяна: Для тех, кто хочет стать моделью, нужно быть готовым к большим тратам?

Наталья: Могу сказать, что в Беларуси это подарок судьбы. Наши модельные агентства – это семья номер два. Многие функции агентство возлагает на себя безвозмездно, так сказать, на перспективу. Не всегда это бывает оценено. У нас модели считают, что им все обязаны. За границей нет такого. Если ты модель, то ты должна быть подготовлена: маникюр, педикюр, волосы, кожа — все должно быть безупречно. И еще – отличное позитивное настроение. Это ваша основная работа — выглядеть хорошо. Не все модели, участвующие в белорусских проектах, выглядят достойно, но они не забывают возмущаться: нас не кормили, нам не оплатили солярий, нас не подвезли на такси. Если ты инженер, преподаватель, врач, журналист и т.д., у тебя же не возникнет мыслей выдвигать такие требования! И еще очень важный момент, о котором все молчат: если это работа, то ты зарабатываешь деньги, и за границей никому из моделей не придет в голову не заплатить налоги, а это почти половина заработка. У нас об этом даже понятия не имеют. Слышали, наверное, такое понятие, как «быть в минусе». Разъясню: пока ты не отработаешь перед иностранным агентством все затраты (перелет, проживание, портфолио, телефонные переговоры и еще многое другое), ты не заработаешь ничего. Это БИЗНЕС! И нет разницы, 14 ли тебе лет или 35. А в Беларуси затрат перед агентством нет. При таких обстоятельствах где лучше быть моделью?

Татьяна: Как у нас обстоят дела с мужскими моделями?

Наталья: У нас они на вес золота, потому что у нас нет понятия «я модель по жизни». Здесь это скорее хобби. Мужчины более стеснительны в этом отношении, поэтому даже те, кого можно увидеть на сайте, это не все наши модели-мужчины.

Антон: Вы настаиваете на каком-то особом рационе питания для моделей?

Наталья: Вы никогда не были в гримерке на показах? Кушают модели много. Но каждый должен реально оценивать свою фигуру и метаболизм. На курсах и при любом удобном случае я рассказываю моделям о правильном питании. И благо это имеет отдачу: многие прислушиваются, читают нужную литературу и даже делятся со мной новостями по здоровому образу жизни. Никогда ни одной модели я не посоветовала голодать. Быть моделью это не столь важно, а вот быть здоровым и ухоженным человеком — очень.

Татьяна: Мы переходим к нашему блиц-опросу. Итак, первый вопрос: самое серьезное Ваше достижение как для профессионала?

Наталья: Оно еще впереди. Я очень критично отношусь к своей работе и то, что мы выстояли на рынке 12 лет и имеем уважение среди заказчиков и моделей, наверное, чего-то стоит. К тому же закончив один проект, который автоматически становится «историей», у меня уже в голове много творческих идей для следующего.

Антон: В чем, по-Вашему мнению, феномен Кейт Мосс? Девушка с небольшим косоглазием, с ростом 170 см изобилует на обложках самых популярных журналов, участвует в лучших дефиле.

Наталья: Харизма и случай, который позволил оказаться ей в нужное время в нужном месте. Я уверена, что только в этом.

Татьяна: Кто же из мировых моделей Вам импонирует?

Наталья: Кристи Тарлингтон — модель без возраста и с классическими чертами лица. Мне хочется, чтобы наши женщины и девушки оставались как можно дольше такими же молодыми.

Татьяна: В чем суть успеха для модели?

Наталья: Успешность определяется двумя критериями: ты узнаваема и высоко ли ты оценена материально. А как к этому прийти? Попасть к профессионалам с хорошей репутацией в модельном бизнесе, совершенствоваться, быть психологом и немножко актрисой, чтобы суметь среди себе подобных получить работу. Также никогда не подводить людей, не опаздывать, ответственно и с желанием относиться к работе, за какие бы деньги ты за нее ни взялась. Если ты схалтурила, выражаешь негатив, с тобой не будут работать в следующий раз. Всем нужны позитивные, легкие в общении и трудолюбивые. Рынок моделей перенасыщен, а оказаться в нужном месте в нужный час очень важно, как и суметь заявить о себе как о профессионале. Кажется, что очень много составляющих для успеха? Именно так. Ничего лишнего, может даже что-то упустила.


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »