Оксана Виноградова: «Быть хорошим ремесленником и успешным бизнесменом далеко не одно и то же»

Ателье Модной Мысли Salon375 исследует реалии модного пространства. На этот раз наше внимание привлекли изделия, сотканные вручную на настоящем станке. Их создает Оксана Виноградова, мастер из Беларуси. Мы решили пообщаться с Оксаной и узнать больше о белорусском ткачестве и истории становления ее собственного бренда.

Текст: Татьяна Кейзерова

Оксана, расскажите для начала немного о себе, своем образовании.

Я выросла в спортивной семье лыжников. Мой дед — заслуженный тренер России и Казахстана, отец — тренер сборной России. Так что мое детство было спортивным. Я мастер спорта по лыжным гонкам. Поэтому и образование у меня соответствующее: факультет физической культуры и спорта. До замужества вся моя жизнь была под жестким спортивным режимом. В 22 я вышла замуж и довольно остро встал вопрос: спортивная карьера или семья. Совмещать без ущерба для семьи было невозможно, ведь профспорт предполагает долгие отъезды, сборы и соревнования. И я сделала выбор в пользу семьи.

С чего началось ваше увлечение ткачеством? Как долго вы этим занимаетесь? 

Так как я весьма активный человек, то с рождением старшей дочери Арины (ей сейчас 8 лет) я не желала ограничивать свою активность. Так в моей жизни появился слинг. А когда дочери было 3 года, я решила заняться производством слингов в Беларуси. Никакого опыта производства у меня не было. Была идея и понимание того, что данная ниша в нашей стране в принципе свободна. Существовал лишь один белорусский производитель слингов на тот момент. Мы вдвоем с подругой зарегистрировали ООО «Хартнесс».

Как хобби переросло в настоящий бизнес? Мы знаем, что у вас есть сайт heartiness.org, там можно купить слинги, жаккардовые шарфы и намотки.

Конечно, хотелось, чтобы ткани изготавливались под заказ для нашей фирмы, но предприятия, способные соткать то, что нам было нужно, ставили невыполнимые условия. Минимальный заказ был таким огромным и неподъемным для нашей маленькой фирмы, что с идеей собственных тканей пришлось расстаться, но мысль прочно засела в голове. Через некоторое время подруга ушла из фирмы, и на семейном совете было решено, что муж будет помогать мне в бизнесе, оставив свою работу. Так как постепенно мое дело стало приносить стабильный доход. Я выбирала ткани, максимально подходящие для производства слингов, и мы производили недорогие и качественные переноски. К слову, производим их и сейчас, ведь не у каждой мамы есть возможность побаловать себя слингом, сотканным вручную.
Когда я была беременна младшей дочкой (Даше сейчас 3 года), я попала на выставку народных ремесел в Минске и увидела ткани, сотканные вручную. Меня очень заинтересовала технология производства и возможности ручного ткачества. Но я абсолютно ничего в этом не понимала. Я поехала на предприятие, где стояли деревянные ткацкие станки, показала им фотографии того, что я бы хотела получить. Некоторое время мы обсуждали возможные вариант, пробовали разные рисунки и мне все же соткали на станке первый «ручной» шарф. Постепенно мы доработали технологию, нашли подходящее сырье.
Я сотрудничала с белорусскими предприятиями, специализирующимися на ручном ткачестве, в течение двух лет. За эти два года я постепенно изучила процесс ткачества. Постоянно интересуясь как и что, задавала вопросы ткачам и технологам, читала то, что могла найти в Сети. Постепенно я поняла, что хочу свои станки и свое производство. И если мастера, который изготовил мне станки, я смогла найти довольно быстро, то найти хороших ткачей оказалось непростым делом.

Где в Беларуси можно обучиться этому ремеслу?

У нас в стране довольно интересная ситуация с ручным ткачеством. Ему обучают в институте культуры и в Витебске, в техникуме легкой промышленности. Кто-то даже учится на ткача, но молодые студентки не хотят работать по специальности. И их можно понять: зарплаты на государственных предприятиях мизерные, но работа довольно тяжелая. В скандинавских странах ткачами зачастую являются мужчины, у нас же это женская профессия. На сегодняшний момент ручное ткачество — это такое ремесло, постигнуть которое можно, если очень захотеть. Повысить квалификацию можно у опытных ткачих, в учебных учреждениях учат только азам, а нюансов великое множество.

Есть ли у вас мастерская? Сколько там станков или другого оборудования? Есть ли помощники?

Сейчас у нас есть мастерская с двумя деревянными станками. Соответственно, там работают две ткачихи. Замечательные женщины, которых я долго искала и нашла. У меня есть компаньон Ольга, она живет в Москве, и мы негласно поделили зоны ответственности: мы с мужем отвечаем за технологический процесс, а Ольга за маркетинг. Границы эти довольно размыты, но в целом, это выглядит так: мы вместе с Ольгой придумываем концепцию новинок, Ольга заказывает сырье из Европы и Канады (это высококачественная пряжа: хлопок, шелк, меринос, кашемир, альпака), я контролирую производство, отвечаю за фотосъемку, а Ольга работает с заказчиками и покупателями.

 Фото Татьяны Сущеня для Oui, Pingui.

Планируете ли развивать дело, может, расширять ассортимент?

Действительно, в какой-то момент нам захотелось расширить ассортимент, ведь возможности ручного ткачества довольно обширны. И мы решили попробовать соткать коллекцию палантинов из кашемира и шелка. Воплощение идеи было довольно успешным, поэтому на сегодняшний день мы выпустили уже несколько коллекций и не собираемся останавливаться. К осени запланированы новинки. Поскольку у нас теперь свои станки, то я думаю, что это будет качественно иной уровень производства.

Как занимаетесь продвижением своей марки?

Продвижением мы занимаемся постоянно. У нас есть довольно популярная страница в Фэйсбуке и магазин на Этси.

Что, исходя из вашего опыта, можете порекомендовать женщинам-рукодельницам, которые мечтают о своем бизнесе?

В целом, я понимаю, что быть хорошим ремесленником и успешным бизнесменом — это далеко не одно и то же. Я убеждена, что каждый должен делать свое дело. И если ты что-то умеешь делать хорошо руками и хочешь свое умение монетизировать, то иногда лучше доверить продвижение твоего имени отдельному человеку. В моем случае все несколько иначе: я как раз не рукодельница. Я — организатор. Мой супруг отвечает за решение текущих вопросов, Ольга в Москве за продвижение и общую концепцию марки, а я занимаюсь логистикой. Совершенствуюсь и обучаюсь по ходу процесса. И, надо сказать, получаю от этого огромное удовольствие.

Фото Татьяны Сущеня для Oui, Pingui.

Заглавное фото — фото Татьяны Сущеня для Oui, Pingui.


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »