Валерия Аксенова: «Я всегда стараюсь показать красивую женщину в красивой одежде»

Улыбчивая и доброжелательная Валерия Аксенова, дизайнер из Минска, приняла нас в творческом пространстве Арт-рума. Запланировали мы нашу беседу довольно давно, еще во время показа предыдущей недели моды, когда сердца многих зрителей завоевало красное платье авторства Валерии из весенне-летней коллекции. Лера живет и в Беларуси, и в Литве, поэтому отыскать время в плотном графике нелегко. Мы рады, что нам это удалось и предоставляем вашему вниманию дизайнера, чьи работы запоминаются и радуют.

Антон: Почему дизайн и как вы к этому пришли? Есть ли какая-то интересная история?

Валерия: В большинстве своем у дизайнеров довольно банальная история об истоках их увлечений: с детства что-то мастеришь, к тому же я очень любила процесс рисования платьев. Я очень хорошо помню: в возрасте 12-13 лет я начала рисовать именно эскизы одежды. У меня до сих пор лежат стопки с этими безумными, страшными, головастыми непропорциональными фигурами, на которых я рисовала платья. Думаю, именно тогда и поняла, чем хочу заниматься в будущем.

А: Может, в вашей семье кто-то был представителем дизайнерских направлений?

Нет, у меня классическая ситуация: мама — врач, папа – военный, а ребенок — художник. Однако мы с моей сестрой вечно рисовали кукол в платьях, и папа с художественным уклоном: в армии постоянно рисовал картины. Для родителей моя деятельность все же стала неожиданностью.

А: Как получилось, что вы сейчас живете на две страны (Валерия живет в Литве и Беларуси – прим. ред.)?

Так судьба распорядилась. Однажды, поехав в гости к бабушке и дедушке в Казахстан, совершенно случайно встретила своего будущего мужа, который приехал к своим родственникам в Алмату из Литвы. Конечно, в 17 лет никто не задумывался о том, что возникнет что-то серьезное. Но через 6 лет ровно в день знакомства мы поженились, и сейчас я стараюсь искать в жизни на две страны только плюсы.

А: Творчеству это не мешает?

Если с пессимизмом смотреть на ситуацию, то можно найти пункты, которые будут мешать. Но я воспринимаю ситуацию в позитивных ее аспектах

А: Вы осуществляете продажи в Литве?

Нет. Здесь мне настолько хватает работы, что такой необходимости нет. Но с учетом того, что в ближайшее время я планирую проводить больше времени там, то сейчас некоторые варианты в этом направлении рассматриваю.

Татьяна: Давайте вернемся к Вашему творческому пути. Как он складывался в Академии искусств?

В Академию на первый курс я поступила на платное отделение на керамику, что совершенно не связано с тканями. Я готовилась на дизайн, но не прошла по баллам, и мне предложили другой вариант, чтобы не пропускать год, — керамику. Но уже тогда я пошла на курсы кройки и шитья. В то время «Мельница моды» для молодого дизайнера была пределом мечтаний. И я одна из немногих, кто на первом курсе, не будучи студентом дизайнерской специальности, участвовала в этом конкурсе. Потом уже с эскизами, которые я постоянно рисовала в течение года, с дипломами об участии в разных мероприятиях и показах, я перевелась на моделирование одежды. И с первого года обучения по этой специальности у меня были клиенты.

Т: То есть Вы зарабатывали дизайном?

Да, во-первых, на карманные расходы: краски, бумагу, ткани, личные покупки, — а во-вторых, для того, чтобы ездить в Европу к мужу, который тогда был еще моим парнем. Так получилось, что я начала зарабатывать на сумках, а одеждой занималась больше для творческих проектов: съемок, показов — больше в свое удовольствие.

Т: Дизайн сумок с того времени очень изменился?

Я бы не сказала. У меня довольно узнаваемые изделия. Многие меня ассоциируют с клатчами. Хочется надеяться, конечно, что техника и качество пошива усовершенствовалась (улыбается).

Т: Когда марка начала иметь то название, которое она имеет сейчас?

Сложный вопрос. Достаточно успешной и узнаваемой стала коллекция «Оттепель», которую с делала на 4-м курсе для участия в «Мельнице моды». Было разработано 15 моделей. Тогда мы с Настей Аксеновой (это было наше первое сотрудничество) сделали размерный ряд коллекции и продавали на маркете. Марка оформилась и благодаря участию в маркетах. Именно они нам дали движение в массы. Благодаря маркетам люди, особо не знающие и не интересующиеся модой в Беларуси, стали узнавать, любить, носить дизайнерские вещи. До маркета с сумками я работала на заказ, то есть человек показывает мне, что хочет, а я делала. А первую коллекцию сумок на продажу я сделала специально для маркета.

А: Что касается недели моды, какой опыт вам дал этот проект?

Впервые я там участвовала волонтером, когда была на третьем курсе. Мы помогали дизайнерам на backstage. Показать «взрослую» большую коллекцию на тот момент было пределом мечтаний. Сейчас, готовясь к третьему сезону, я четко понимаю, что профессиональный дизайнер должен дойти до участия в неделе моды в любом случае.

Т: Я вспоминаю вашу последнюю коллекцию и, конечно, всех сразило наповал красное платье. Много людей после BFW пришло к Вам за покупками?

Знаете, я сама всегда себе этот вопрос задаю, но не знаю, как на него ответить. Кроме показов, я ведь участвую в маркетах, активно веду социально-виртуальную жизнь: живой журнала, контакт, с которого по сути мы все и начинали. Поэтому сказать, что после показа пришла толпа клиентов, я бы не сказала. Приходят на дефиле многие, кто до этого совершал покупку. Но, безусловно, и участие в Неделе моды дает свои плоды в виде узнаваемости и новых заказов.

Т: Лера, 8 апреля начинается BFW. Наверняка, Вы уже полностью готовы. Может, приоткроем занавесу тайны?

В этой коллекции будет прослеживаться влияние на меня моей «литовской» жизни: морское вдохновение цветом — много оттенков голубого, синего и в тоже время страстные цвета — бордо, красный, алый – как небо над морем во время заката. Название коллекции — «Лийя». С литовского это слово переводится как «ливень», “льет дождь”, поэтому присутствует аура холода, воды, ветра. Но я не пытаюсь акцентировать литовское или русское звучание этого слова. Кто-то поймет «Лийя» как женское имя: мелодичное, но в тоже время необычное и немного холодное. В целом, я всегда стараюсь показать красивую женщину в красивой одежде. Женщину, выбирающую одежду, в которой ей уютно. Многие знают и любят мои изделия, потому что такую одежду видишь на фотографиях или во время показа, а на следующий день надеваешь и носишь.

А: В вашей прошлой коллекции именно ткани играли ключевую роль. А что будет в новой коллекции?

Я никогда не усложняю формы. В академии нас вообще изначально учили работать на эмоцию и восприятие, то есть с тканью, цветом, фактурами. Мы очень мало уделяем внимания конструктивным моментам. Я выбираю всегда натуральные ткани, стараюсь работать с яркими цветочными женственными принтами. Но при этом фигурируют и особые конструктивно-декоративные детали. Например, в «Беладонне» это были настрочные полоски, шлейки поверх платьев. В новой коллекции тоже будут фишки.

Т: Вы ткани привозите из Литвы?

Да, я стараюсь в Литве покупать. Вопрос в том, чтобы не совпадать ни с кем из нашей среды, особенно если в ткани использованы особые узнаваемые принты. К тому же там более выгодно закупать материалы для коллекции.

Т: Лера, чьи работы вам настолько нравятся, что вы бы носили?

Мне очень близка одежда Насти Миронович, Ольги Новик, Маши Дубининой, Татьяны Маринич. Пару последних обновок даже купила на декабрьском маркете.

Т: В будущем показе вы будете сотрудничать с кем-то из других дизайнеров в вопросах аксессуаров?

С Оксаной Виноградовой (бренд Heartiness). Она использует хорошие материалы: кашемир, шелк. Коллекция осенне-зимняя, так что есть, куда разгуляться: платки, палантины, что-то на голову можно придумать.

Т: Вы не думали продвигать свои изделия в такие большие магазины, как ЦУМ и ГУМ?

Вопрос о необходимости. Это все усложнит, плюс государственные стандарты будут вгонять в какие-то рамки. Выбирая работу самих на себя, мы сами устанавливаем эти рамки: временные, трудовые, материальные. Не хочется с этим связываться. Кроме того, изначально я себя позиционирую как дизайнера лимитированных вещей и не планирую участвовать в массовом пошиве.

Т: Вы еще шьете платья свадебные…

Да. Первые лет 5 я работала на индивидуальные заказы: вечерние, повседневные платья, костюмы. Потом девочка случайно заказала свадебное платье, мне понравилось. Это уже будет 2 — 3 сезон свадебных платьев. Я отошла от индивидуального пошива, а по заказам и меркам клиента работаю только со свадебными платьями: это всегда интересно. Наши девушки отказываются потихоньку от салонных платьев с гигантскими юбками, корсетами. Хотят что-то более стильное, лаконичное – короткие, кружевные, греческие платья.

Т: Какой вы видите марку через лет 5?

Валерия: Мне бы очень хотелось, чтобы стабильно выходило 2 большие коллекции в год, плюс 2 — 3 капсульные. Хотелось бы вернуться к детской одежде. Я была очень удивлена, что это не пошло: было финансово невыгодно. Идет практически такой же метраж, что и на взрослого, по стоимости пошива практически то же самое, а итоговая цена на детскую одежду не может быть такая же, как и для взрослого человека. Очень тяжело это продавалось, поэтому я пока что с этим завершила. Наверное, с момента, когда появится у меня свой ребенок, мне станет это ближе и интереснее ,и тогда все возможно. В принципе, пусть все остается как есть, только лучше, стабильнее, легче, более отлаженно.


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »