Павел Панаскин. Интервью с дизайнером

Есть дизайнеры, о личности которых никто ничего не знает, вместе с тем их работы пользуются невероятной популярностью. Павел Панаскин – один из таких творцов. Флер таинственности обычно создает такой персоне образ отрешенности от мира, погруженности в некую тяжесть восприятия современности. Но в нашем случае мы общались с человеком, чей позитивный взгляд на мир вдохновляет, а умение с иронией взглянуть на самого себя чрезвычайно подкупает. Красота простоты отношений настолько исходит из его персоны, что к концу беседы мы перешли «ты»! Может, в тексте нам и не удалось передать ту энергетику, которая рождалась в процессе общения, но и отягощать интервью лишними комментариями совершенно не хочется. Итак, Павел Панаскин и его истории из жизни.

Антон: Перед тем как встретиться, мы ознакомились с Вашей биографией. И один интересный момент привлек наше внимание: у Вас целых три образования!

Павел: Я просто успел поучиться в трех институтах: сначала в минском Институте современных знаний, после него перевелся в российский институт в Иваново. Мне казалось, там будет драйв. Но вскоре выяснилось, что Иваново – один из самых бедных городов России. Окончательно я это понял спустя два года, когда устал от скуки и однообразия. Было понятно: ни жить, ни работать я там не останусь, поэтому, чтобы не тратить время, вернулся в Минск и поступил в Белорусскую академию искусств.

Татьяна: Тогда у Вас были мысли, что будете работать с аксессуарами или в то время Вы думали только об одежде?

Павел: Меня интересовала одежда. Об аксессуарах я вообще не задумывался. Поэтому я несколько раз участвовал в «Мамонте», выигрывал. Потом получил деньги, вдохновился. После победы позвонил Ваня Айплатов, он тогда делал коллекцию для Comedy Club, искал людей. Так мы начали вместе работать: с Ваней и Лешей Лазарем.

Татьяна: Потом Вы попали в Китай?..

Павел: Да, за время работы с Ваней мы сотрудничали с сетью Camelot. Был заказ на создание стебного бренда: мы разрабатывали концепцию, делали принты, ездили в Китай запускать линии, контролировать процессы. Там было здорово.

Татьяна: Тогда почему все закончилось?

Павел: Бывают моменты, когда делаешь что-то неосознанно, а спустя время понимаешь, что именно так и нужно было поступить.

Татьяна: И потом возникла идея с сумками?

Павел:  Сначала были идеи и мысли о мужской одежде. Но однажды мой друг, Леша Лазарь, показал сумку, которую сам создал. Мы оба загорелись этой идеей, после чего все и закрутилось.

Татьяна: И почему прекратилось?

Павел: Мы горели одним делом, но смотрели в разные стороны, от этого не было движения. Решение о том, чтобы не смешивать больше дружбу и работу, было принято нами обоими легко и одновременно.

Татьяна: А что делает сейчас он?

Павел: Он штатный дизайнер у Юдашкина.

Антон: Когда началось сотрудничество с Ириной Бойтик?

Павел: Еще когда мы с Лешей работали вместе. Она у нас заказала саквояж, а потом и предложила посотрудничать. Если говорить детальнее, могу сказать: мы не согласовываем с Ирой перед показами свои модели. Обсуждаем лишь цветовое решение. Годы сотрудничества показали: наши модели друг друга дополняют. И никто не верит, что Ира Бойтик, к примеру, увидела мои сумки на показе впервые, как и я ее платья или костюмы.

Татьяна: Откуда появился велосипедик?

Павел: С ним связана одна из самых забавных историй моей жизни. После какого-то веселого праздника отправились с друзьями в тату-салон. Мне сделали велосипед – точь-в-точь, как логотип на сумках.

Татьяна: Как возникла идея с «узелками» на сумках?

Павел: Они начинались с брендом «Lazar.panaskin». Выглядят круто, но делать очень трудно. Я еще наблюдаю забавное свойство этих узелков: когда их долго плетешь, появляются легкие галлюцинации (смеется). Мы решили их запатентовать, потому что узнаваемый и самодостаточный элемент. Хотя если раньше он присутствовал почти во всех моделях, то теперь преимущественно в саквояжах, которые я делаю намного реже, чем раньше: слишком трудоемкий процесс.

Татьяна: Сколько времени уходит на одну сумку?

Павел: Могу сидеть с одной моделью несколько дней, а другую могу сделать за пару часов. Зависит от сложности сумки, ее трудоемкости. Недавно нашел способ, как не уставать от сумок: делаю четыре-пять одновременно. Меняется картинка, не замыливается глаз, есть какая-то свежесть ощущений. К примеру, тот же саквояж шью от 4 до 6 дней, что сказывается и на цене. В нем такое огромное количество деталей! Даже ее обладательницы многие из этих деталей не видят. А они есть (смеется). Более лаконичные модели занимают меньше времени и, соответственно, стоят дешевле.

Антон: Вы работаете один?

Павел: Нет, есть еще пару человек. Но мне очень повезло: я встретил свою жену Татьяну, которая очень классно начала регулировать многие аспекты работы.

Татьяна: В каком смысле?

Павел: Во многих. Она начала давать мне сумасшедшую уверенность во всём. Для мужчины очень важна женщина, которая его вдохновляет, как я теперь это стал понимать. Она даже ушла со своих проектов, которыми хотела бы заниматься, и помогает мне.

Татьяна: Паша, с тобой было очень интересно разговаривать! Спасибо за встречу!

Павел: Взаимно. Cпасибо.


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »